Капитал деньги: Капитал — Википедия – Денежный капитал — это… Что такое Денежный капитал?

Денежный капитал — это… Что такое Денежный капитал?

Капита́л (от лат. capitalis — главный, главное имущество, главная сумма) — совокупность товаров, имущества, активов, используемых для получения прибыли, богатства.[1] В более узком смысле это источник дохода в виде средств производства (физический капитал). Под денежным капиталом понимают деньги, с помощью которых приобретается физический капитал. Капитальные вложения материальных и денежных средств в экономику, в производство, называют также капиталовложениями или инвестициями.[2]

Другие определения

Британская энциклопедия:

Капитал, с точки зрения экономики, — это ресурсы, которые могут быть использованы в производстве товаров или оказании услуг. В классической экономике — это один из трех факторов производства; две другие — земля и труд.

Оригинальный текст (англ.)  

Capital in economics, a stock of resources that may be employed in the production of goods and services. In classical economics it is one of the three factors of production, the others being labour and land.

Любое средство труда при таком подходе рассматривается как физический капитал. Однако средство труда может стать капиталом только тогда, когда его владельцы прямо или косвенно вступят в экономические отношения с владельцами рабочей силы. Например, сам по себе металлорежущий станок не приносит своему владельцу никакого дохода. Даже его использование лично владельцем станка не превращает станок в капитал. Капиталом он становится лишь после найма рабочего или сдачи станка в аренду. Карл Маркс отмечал в «Капитале»:

Капитал возникает лишь там, где владелец средств производства и жизненных средств находит на рынке свободного рабочего в качестве продавца своей рабочей силы.[3]
Капитал — это не вещь, а определённое, общественное, принадлежащее определённой исторической формации общества производственное отношение, которое представлено в вещи и придаёт этой вещи специфический общественный характер. Капитал — это не просто сумма материальных и произведённых средств производства. Капитал — это превращённые в капитал средства производства, которые сами по себе столь же являются капиталом, как золото или серебро сами по себе — деньгами.

[4]

Виды капитала

  • Основной капитал — переносит свою стоимость на продукт производства по частям за относительно большое время (например, станок).
  • Оборотный капитал — переносит свою стоимость на продукт производства всю сразу (например, мука для выпечки хлеба).
  • Постоянный капитал — не изменяет размер стоимости, а лишь переносит её на результат производства сразу или по частям (все затраты, кроме заработной платы).
  • Переменный капитал — используется для найма рабочей силы, имеет форму заработной платы, изменяет размер стоимости.
  • Рабочий капитал — финансовый показатель, характеризующий ликвидность компании.

Целью капиталиста является получение прибавочной стоимости (избытка стоимости произведённых товаров над стоимостью затраченного на такое производство капитала). Согласно марксистской теории, прибавочную стоимость создаёт именно переменный капитал. Постоянный капитал создаёт условия, которые распространяют право собственности капиталиста на прибавочную стоимость.

Физический капитал

Физический (реальный) капитал — вложенный в дело, работающий источник дохода в виде средств производства: машины, оборудование, здания, сооружения, земля, запасы сырья, полуфабрикатов и готовой продукции, используемые для производства товаров и услуг.

Денежный капитал

Денежный капитал (денежная форма капитала) — деньги, предназначенные для приобретения физического капитала. Нужно обратить внимание, что непосредственное владение этими деньгами не приносит дохода, то есть они не становятся капиталом автоматически. Этим они отличаются от финансового капитала в форме денег на депозите.

Финансовый капитал

Финансовый капитал — деньги, размещённые в финансовые инструменты (акции, облигации, депозиты) для получения пассивного (проценты, дивиденды) или спекулятивного дохода.

Примечания

См. также

Ссылки

Теория капитала

Макроэкономика структуры капитала

Wikimedia Foundation. 2010.

Денежный капитал — Answr

Экономическая категория со специфическими функциями и ролью в экономической системе.

Денежный капитал — совокупность активов в денежной форме, аккумулируемых для обеспечения эффективной деятельности организации.

Денежный капитал это основа зарождения хозяйствующего субъекта как самостоятельной экономической единицы, а затем создает условия его успешного развития.

Функции денежного капитала:

  • закрепление статуса хозяйствующего субъекта;
  • дополнительное финансирование.

Состав

Понятие включает две группы:

  • реальный капитал — совокупность объектов в материальном и интеллектуальном выражении;
  • финансовый капитал — деньги (в наличной и безналичной форме) и ценные бумаги (акции, облигации, деривативы, долговые бумаги и т. д.).

Финансовый капитал хозяйствующего субъекта включает:

  • часть наличных;
  • долю средств на банковских счетах;
  • средства на банковских депозитах;
  • часть страховых и пенсионных накоплений.

Не признаются финансовым капиталом денежные средства, участвующие в хозяйственном цикле. Например, ключевая доля средств на банковских счетах, поскольку она предназначена для проведения сделок купли-продажи.

Формирование

Формирование денежного капитала осуществляется в соответствии с:

  • учетом стратегии развития предприятия;
  • характером привлечения капитала;
  • формированием оптимальной структуры капитала.

По праву собственности выделяют две категории источников формирования финансовых ресурсов:

  • собственные средства — образуются в момент учреждения хозяйствующего субъекта, т.е. это уставный капитал;
  • заемные средства — долгосрочные займы, краткосрочные кредиты, доход от выпуска и реализации облигаций.

Источники финансов могут быть:

  • внутренними — включают уставный, добавочный, резервный капитал, нераспределенную прибыль;
  • внешними — включают инвестиции, страховые возмещения, заемные средства.

Дополнительными источниками формирования денежного капитала могут быть субсидии от органов государственной или муниципальной власти.

Использование

Денежный капитал используется для:

  • поддержки текущей хозяйственной деятельности;
  • исполнения финансовых обязательств;
  • формирования резервного фонда;
  • воспроизводства реальных активов.

Он служит основой формирования материальной базы предприятия, имеет прямое отношение к процессу производства и реализации продукции.

Деньги как деньги и деньги как капитал, товар

В повседневной жизни довольно часто к деньгам применяется название — капитал. Если подойти к данному вопросу с научной, экономической точки зрения, то “деньги как деньги” кардинально отличаются от понятия “деньги как капитал”. Денежные средства, которыми мы ежедневно пользуемся, это всего лишь платежный инструмент и к капиталу они не имеют абсолютного никакого отношения.

Построить сложную экономическую систему с разделением труда – без денег невозможно.

Деньги, как капитал

Немецкий философ и автор всемирно известного “Капитала” Карл Маркс говорил о том, что деньги становятся капиталом только тогда, когда они начинают работать на своего владельца.

Деньги превращаются в капитал в процессе накопления, хранения и продажи на денежном рынке, поскольку благодаря этому собственник финансовых средств может получить дополнительную прибыль в форме ссудного процента.

Например, если вы вкладываете деньги в банк – они становятся капиталом, а вы, соответственно – инвестором.

Однако, участвуя в обслуживании производственного потребления деньги становятся и деньгами, и капиталом, так они способствую продаже товара и получению дохода.

Деньги становятся носителем капитала тогда, когда они используются в сфере инвестирования, поэтому и возникло определение деньги как деньги и деньги как капитал. Капитал это стоимость, которая приносит добавочную стоимость.

Деньги, как товар

Деньги сами по себе также являются товаром, но этот товар специфический, он противостоит всем остальным товарам и играет в обществе особую роль. По сути, деньги это единственный товар, который выступает эквивалентом стоимости всех остальных товаров, с его помощью происходит постоянный обмен продуктами труда между производителями этих товаров.

Этот особый товар является успешным участником товарного обмена — на деньги обменять можно зерно, молоко, самолет и корабль, оружие и золото, а разница будет заключаться только в количестве.

На сегодняшний день несколько иные принципы лежат в регулировании количества денег в обращении, но на примере того же золота понятно, что чем драгоценнее материал, тем дороже и товар, изготовленный из него, в том числе и такой товар, как деньги.

Именно поэтому, что деньги являются особенным товаром, сегодня при помощи купюр или монет можно приобрести любую вещь или услугу, всего лишь меняя один товар на другой, хотя по номинальной цене они не всегда бывают одинаковыми.

Далее: банковские деньги.

Маркс Карл. Капитал. Глава 4. Превращение денег в капитал

Маркс Карл Глава 4

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ

ПРЕВРАЩЕНИЕ ДЕНЕГ В КАПИТАЛ

1. ВСЕОБЩАЯ ФОРМУЛА КАПИТАЛА

Товарное обращение есть исходный пункт капитала. Историческими предпосылками возникновения капитала являются товарное производство и развитое товарное обращение, торговля. Мировая торговля и мировой рынок открывают в XVI столетии новую историю капитала.

Если мы оставим в стороне вещественное содержание товарного обращения, обмен различных потребительных стоимостей, и будем рассматривать лишь экономические формы, порождаемые этим процессом, то мы найдём, что деньги представляют собой его последний продукт. Этот последний продукт товарного обращения есть первая форма проявления капитала.

Исторически капитал везде противостоит земельной собственности сначала в форме денег, как денежное имущество, как купеческий и ростовщический капитал 1). Но нет надобности обращаться к истории возникновения капитала для того, чтобы убедиться, что деньги являются первой формой его проявления. История эта ежедневно разыгрывается на наших глазах. Каждый новый капитал при своём первом появлении на сцене, т. е. на товарном рынке, рынке труда или денежном рынке, неизменно является в виде денег, — денег, которые путём определённых процессов должны превратиться в капитал.

Деньги как деньги и деньги как капитал сначала отличаются друг от друга лишь неодинаковой формой обращения.

1) Противоположность между властью земельной собственности, покоящейся на отношениях личного подчинения и господства, и безличной властью денег хорошо схвачена в двух французских поговорках: «Nulle terre sans seigneur». — «L’argent n’a pas de maître» [«Нет земли без господина». — «Деньги не имеют хозяина»].

«

»

158

Непосредственная форма товарного обращения есть Т — Д — Т, превращение товара в деньги и обратное превращение денег в товар, продажа ради купли. Но наряду с этой формой мы находим другую, специфически отличную от неё, форму Д —Т — Д, превращение денег в товар и обратное превращение товара в деньги, куплю ради продажи. Деньги, описывающие в своём движении этот последний цикл, превращаются в капитал, становятся капиталом и уже по своему назначению представляют собой капитал.

Присмотримся ближе к обращению Д — Т — Д. Подобно простому товарному обращению, оно проходит две противоположных фазы. Первая фаза, Д — Т, купля, представляет собой превращение денег в товар. Вторая фаза, Т — Д, или продажа, — обратное превращение товара в деньги. Единство обеих фаз составляет совокупное движение, в котором деньги обмениваются на товар и потом этот самый товар обменивается опять на деньги, товар покупается ради продажи, или, если оставить в стороне формальные различия между куплей и продажей, на деньги покупается товар и на товар — деньги 2). Результат, в котором угасает весь процесс, есть обмен денег на деньги, Д — Д. Если я на 100 ф. ст. покупаю 2 000 ф. хлопка и снова продаю эти 2 000 ф. хлопка за 110 ф. ст., то в конечном счёте я обменял 100 ф. ст. на 110 ф. ст., деньги на деньги.

Очевидно, прежде всего, что процесс обращения Д — Т — Д был бы совершенно нелеп и бессодержателен, если бы он представлял собой лишь обходный путь для того, чтобы данную денежную стоимость обменять на ту же самую денежную стоимость, например 100 ф. ст. на 100 фунтов стерлингов. Несравненно проще и надёжнее метод собирателя сокровищ, который хранит у себя свои 100 ф. ст., вместо того чтобы подвергать их опасностям обращения. С другой стороны, когда купец продаёт купленный им за 100 ф. ст. хлопок, то совершенно независимо от того, выручает ли он при этом 110 ф. ст., или 100 ф. ст., или даже только 50 ф. ст., его деньги описывают своеобразный и оригинальный путь, совершенно отличный от простого товарного обращения, когда, например, крестьянин продаёт хлеб и на вырученные деньги покупает себе одежду. Итак, прежде всего мы должны охарактеризовать формальное различие между кругооборотами Д — Т — Д и Т — Д — Т. Вместе с тем обнаружится и различие по существу, скрывающееся за этими формальными различиями.

Посмотрим сначала, что́ общего в обеих этих формах.

2) «На деньги покупают товар и на товар покупают деньги» (Mercier de la Rivière. «L’ ordre naturel et essentiel des sociétés poliliques», p. 543).

«

»

159

Оба кругооборота распадаются на одни и те же противоположные фазы: Т — Д, продажа, и Д — Т, купля. В каждой из обеих фаз противостоят друг другу одни и те же два вещных элемента — товар и деньги и два лица в одних и тех же характерных экономических масках — покупатель и продавец. Каждый из обоих кругооборотов представляет собой единство одних и тех же противоположных фаз, и оба раза это единство осуществляется при посредстве трёх контрагентов, из которых один только продаёт, другой только покупает, а третий попеременно покупает и продаёт.

Но что уже с самого начала разделяет кругообороты Т — Д — Т и Д — Т — Д, так это обратная последовательность одних и тех же противоположных фаз обращения. Простое товарное обращение начинается продажей и заканчивается куплей, обращение денег как капитала начинается куплей и заканчивается продажей. Там товар, здесь деньги образуют исходный и конечный пункты движения. В первой форме роль посредника во всём процессе играют деньги, во второй, наоборот, — товар.

В обращении Т —Д — Т деньги, в конце концов, превращаются в товар, который служит потребительной стоимостью. Следовательно, тут деньги затрачиваются окончательно. Напротив, в противоположной форме Д — Т — Д покупатель затрачивает деньги лишь для того, чтобы получить деньги в качестве продавца. Покупая товар, он бросает деньги в обращение с тем, чтобы вновь извлечь их оттуда путём продажи того же самого товара. Он выпускает из рук деньги лишь с затаённым намерением снова овладеть ими. Таким образом, деньги здесь лишь авансируются 3).

В форме Т — Д — Т одни и те же деньги дважды меняют своё место. Продавец получает их от покупателя и уплачивает их другому продавцу. Весь процесс в целом, начинающийся получением денег за товар, заканчивается отдачей денег за товар. Обратно протекает процесс в форме Д — Т — Д. Не одни и те же деньги, а один и тот же товар два раза меняет здесь своё место. Покупатель получает его из рук продавца и снова передаёт его в руки другого покупателя. Как в простом товарном обращении двукратное перемещение одних и тех же денег вызывает их окончательный переход из одних рук в другие, так здесь двукратная перемена места одним и тем же товаром приводит деньги обратно к их исходному пункту.

3) «Когда покупают какую-либо вещь с целью перепродажи, то употреблённая при этом сумма называется авансированными деньгами; если же вещь покупается не для перепродажи, то можно сказать, что деньги были истрачены» (James Steuart. «Works» etc., edited by General Sir James Steuart, his son, London, 1805, v. I, p. 274).

«

»

160

Обратный приток денег к их исходному пункту не зависит от того, продаётся ли товар дороже, чем он был куплен, или нот. Это обстоятельство влияет лишь на величину притекающей обратно денежной суммы. Самое явление обратного притока имеет место, поскольку купленный товар снова продаётся, т. е. поскольку описывается полностью кругооборот Д — Т — Д. Следовательно, здесь мы находим чувственно воспринимаемую разницу между обращением денег как капитала и их обращением просто как денег.

Кругооборот Т — Д — Т совершенно закончен, как только деньги, вырученные от продажи одного товара, унесены куплей другого товара. И если обратный приток денег к исходному пункту здесь всё-таки произойдёт, то лишь благодаря возобновлению или повторению всего процесса. Если я продаю квартер хлеба за 3 ф. ст. к на эти 3 ф. ст. покупаю платье, то для меня эти 3 ф. ст. истрачены окончательно. Я уже не имею к ним более никакого отношения. Они принадлежат торговцу платьем. Если бы я продал второй квартер пшеницы, то деньги вернулись бы ко мне обратно, но не вследствие первой сделки, а лишь вследствие её повторения. Деньги снова удаляются от меня, если я доведу эту сделку до конца, совершив новую куплю. Следовательно, в обращении Т — Д — Т затрата денег не имеет никакого отношения к их обратному притоку. Напротив, в Д — Т — Д обратный приток денег обусловливается самим характером их затраты. Без этого обратного притока всю операцию надо признать неудавшейся или процесс прерванным и ещё незаконченным, так как недостаёт его второй фазы — продажи, дополняющей и завершающей куплю.

Кругооборот Т — Д — Т имеет своей исходной точкой один товар, а конечной точкой другой товар, который выходит из обращения и поступает в потребление. Потребление, удовлетворение потребностей, одним словом — потребительная стоимость есть, таким образом, конечная цель этого кругооборота. Напротив, кругооборот Д — Т — Д имеет своим исходным пунктом денежный полюс и, в конце концов, возвращается к тому же полюсу. Его движущим мотивом, его определяющей целью является поэтому сама меновая стоимость.

В простом товарном обращении оба крайние пункта имеют одну и ту же экономическую форму. Оба они — товары. И притом товары равной стоимости. Но зато они качественно различные потребительные стоимости, например хлеб и платье. Обмен продуктов, обмен различных веществ, в которых выражается общественный труд, составляет здесь содержание движения. Иначе обстоит дело в обращении Д — Т — Д. На первый

«

»

161

взгляд оно представляется, вследствие своей тавтологичности, бессодержательным. Оба крайние пункта имеют одну и ту же экономическую форму. Оба они — деньги, следовательно, не являются качественно различными потребительными стоимостями, ибо деньги представляют собой как раз такой превращённый образ товаров, в котором погашены все особенные потребительные стоимости последних. Сначала обменять 100 ф. ст. на хлопок, а затем снова обменять этот хлопок на 100 ф. ст., т. е. окольным путём деньги на деньги, то же на то же, — такая операция представляется столь же бесцельной, сколь и нелепой 4). Одна денежная сумма может вообще отличаться от другой денежной суммы только по величине. Процесс Д — Т — Д обязан поэтому своим содержанием не качественному различию между своими крайними пунктами, — так как оба они деньги, — а лишь их количественной разнице. В результате этого процесса из обращения извлекается больше денег, чем первоначально было брошено в него. Хлопок, купленный, например, за 100 ф. ст., снова продаётся за 100 + 10 ф. ст., или 110 фунтов стерлингов. Поэтому полная форма рассматриваемого процесса выражается так: Д — Т — Д’, где Д’ = Д + ΔД, т. е. равно первоначально авансированной сумме плюс некоторое приращение. Это приращение, или избыток над первоначальной стоимостью, я называю прибавочной стоимостью (surplus value). Таким образом, первоначально авансированная стоимость не только сохраняется в обращении, но и изменяет свою величину, присоединяет к себе прибавочную стоимость, или возрастает. И как раз это движение превращает её в капитал.

4) «Деньги не меняют на деньги», — восклицает Мерсье де ля Ривьер по адресу меркантилистов (Mercier de la Rivière, цит. соч., стр. 486). В одном сочинении, которое специально трактует о «торговле» и «спекуляции», мы читаем: «Всякая торговля заключается в обмене разнородных вещей; и выгода» (для купца?) «возникает именно вследствие этой разнородности. Обмен одного фунта хлеба на один фунт хлеба не принёс бы ни малейшей выгоды… отсюда выгодный контраст между торговлей и игрой, которая представляет собой лишь обмен денег на деньги» (Th. Corbet. «An Inquiry into the Causes and Modes of the Wealth of Individuals; or the Principles of Trade and Speculation explained». London, 1841, p. 5). Хотя Корбет не замечает, что Д — Д, обмен денег на деньги, есть форма обращения, характерная не только для торгового капитала, но и для всякого капитала вообще, он, по крайней мере, признаёт, что эта форма одного из видов торговли, а именно спекуляции, совпадает с игрой; но вот является Мак-Куллох и находит, что всякая купля для продажи есть спекуляция, и, таким образом, разница между спекуляцией и торговлей совершенно исчезает. «Всякая сделка, при которой один индивидуум покупает продукт с той целью, чтобы снова продать его, фактически есть спекуляция» (MacCulloch. «A Dictionary Practical etc. of Commerce». London, 1847 p. 1009). Гораздо наивнее Пинто — Пиндар амстердамской биржи: «Торговля есть игра» (это положение он заимствует у Локка) «и, конечно, играя с тем, у кого ничего нет, нельзя выиграть. Поэтому, если бы кто-нибудь в течение долгого времени всегда и у всех выигрывал, ему пришлось бы добровольно возвратить бо́льшую часть своего барыша, чтобы начать игру снова» (Pinto. «Traité de la Circulation et du Crédit». Amsterdam, 1771, p. 231).

«

»

162

Возможно, правда, что в Т — Д — Т оба крайних пункта, Т и Т, например, хлеб и платье, являются количественно различными стоимостями. Крестьянин может продать свой хлеб выше его стоимости или купить платье ниже его стоимости. С другой стороны, его может надуть торговец платьем. Но для самой этой формы обращения такие различия в стоимости представляют собой нечто чисто случайное. Эта форма обращения, в противоположность Д — Т — Д, ничуть не утрачивает своего смысла и значения, если оба крайние пункта, например хлеб и платье, эквивалентны друг другу. Более того, равенство их стоимостей представляет здесь собой условие нормального хода процесса.

Повторение, или возобновление продажи ради купли, так же как и самый этот процесс находят меру и смысл в лежащей вне этого процесса конечной цели, — в потреблении, в удовлетворении определённых потребностей. Напротив, при купле ради продажи начало и конец представляют собой одно и то же, а именно деньги, меновую стоимость, и уже вследствие одного этого данное движение бесконечно. Как бы то ни было, из Д получилось Д + ΔД; из 100 ф. ст. — 100 + 10 фунтов стерлингов. Но рассматриваемые только с качественной стороны, 110 ф. ст. представляют собой то же самое, что и 100 ф. ст., а именно деньги. И с количественной стороны 110 ф. ст. — такая же ограниченная сумма стоимости, как и 100 фунтов стерлингов. Если бы эти 110 ф. ст. были израсходованы как деньги, они вышли бы из своей роли. Они перестали бы тогда быть капиталом. Извлечённые из обращения, они окаменевают в сокровище, и здесь уж ни один фартинг не нарастает на них, хотя бы они лежали до второго пришествия. Следовательно, раз дело идёт о возрастании стоимости, потребность в таком возрастании присуща 110 ф. ст. так же, как и 100 ф. ст., потому что обе эти суммы представляют собой ограниченные выражения меновой стоимости, и, следовательно, они имеют одно и то же призвание приближаться к абсолютному богатству путём увеличения своих размеров. Правда, на один момент первоначально авансированная стоимость в 100 ф. ст. отличается от 10 ф. ст. прибавочной стоимости, наросшей на неё в обращении, но это различие тотчас же расплывается снова. В итоге процесса получается не так, что на одной стороне имеется первоначальная стоимость в 100 ф. ст., а на другой — прибавочная стоимость в 10 фунтов стерлингов. Получается единая стоимость в 110 фунтов стерлингов. Последняя имеет форму, столь же пригодную для того, чтобы снова начать процесс возрастания, как и первоначальные 100 фунтов стерлингов. Заканчивая движение,

«

»

163

деньги образуют его новое начало 5). Следовательно, конец каждого отдельного кругооборота, в котором купля совершается ради продажи, уже сам по себе образует начало нового кругооборота. Простое товарное обращение — продажа ради купли — служит средством для достижения конечной цели, лежащей вне обращения, — для присвоения потребительных стоимостей, для удовлетворения потребностей. Напротив, обращение денег в качестве капитала есть самоцель, так как возрастание стоимости осуществляется лишь в пределах этого постоянно возобновляющегося движения. Поэтому движение капитала не знает границ 6).

Как сознательный носитель этого движения, владелец денег становится капиталистом. Его личность или, точнее, его карман — вот тот пункт, откуда исходят и куда возвращаются деньги. Объективное содержание этого обращения — возрастание стоимости — есть его субъективная цель, и поскольку растущее присвоение абстрактного богатства является

5) «Капитал… делится на первоначальный капитал и на прибыль, прирост капитала… хотя практика тотчас же снова присоединяет эту прибыль к капиталу и вместе с ним пускает в оборот» (Ф. Энгельс. «Наброски к критике политической экономии» в журнале «Deutsch-Französische Jahrbücher», издаваемом Арнольдом Руге и Карлом Марксом. Париж, 1844, стр. 99 [см. Сочинения К. Маркса и Ф. Энгельса, 2 изд., т. 1, с. 557]).

6) Аристотель противопоставляет хрематистике экономику. Он исходит из экономики. Поскольку последняя представляет собой искусство приобретения, она ограиичивается приобретением благ, необходимых для жизни или полезных для дома и государства. «Истинное богатство (ό άληθινός πλόϋτός) состоит из таких потребительных стоимостей; ибо количество собственности этого рода, необходимое для хорошей жизни, не безгранично. Существует, однако, искусство приобретения иного рода, которое обыкновенно и совершенно правильно называется хрематистикой; для последней не существует, по-видимому, границ богатства и собственности. Товарная торговля» («ή καπηλική» значит буквально розничная торговля, и Аристотель берёт эту форму потому, что в ней решающую роль играет потребительная стоимость) «по природе своей не принадлежит к хрематистике, так как здесь обмен распространяется лишь на предметы, необходимые для них самих» (покупателей в продавцов). Поэтому, — говорит он дальше, — первоначальной формой товарной торговли была меновая торговля, но с её расширением необходимо возникают деньги. С изобретением денег меновая торговля неизбежно должна была развиться в καπηλική, в товарную торговлю, а эта последняя, в противоречии с её первоначальной тенденцией, превратилась в хрематистику, в искусство делать деньги. Хрематистика, далее, отличается от экономики тем, что «для неё обращение есть источник богатства (ποιιητική χρημάτων…διά χημάων μεταβολής). Βся она построена на деньгах, ибо деньги суть начало и конец этого рода обмена (τό γάρ νόμισμα στοιχετον και πέρας τής άλλαγής έστίν). Поэтому-то и богатство, к которому стремится хрематистика, безгранично. Подобно тому, как безгранично в своём стремлении то искусство, для которого его цель означает не средство, а последнюю конечную цель, так как такое искусство стремится всё ближе и ближе подойти к этой цели, — тогда как те искусства, которые преследуют лишь отыскание средства для известной цели, не безграничны, ибо сама цель полагает им границы, — подобно этому и хрематистика не знает границ для своей цели, её цель есть абсолютное обогащение. Экономика, а не хрематистика, имеет границу… первая ставит своей целью нечто отличное от самих денег, вторая стремится лишь к их увеличению… Смешение этих двух форм, переходящих одна в другую, дало некоторым повод рассматривать сохранение денег и увеличение их количества до бесконечности как конечную цель экономики» (Aristoteles. «De Republica», edit. Bekker, кн. I, гл. 8 и 9, в разных местах).

«

»

164

единственным движущим мотивом его операций, постольку — и лишь постольку — он функционирует как капиталист, т. е. как олицетворённый, одарённый волей и сознанием капитал. Поэтому потребительную стоимость никогда нельзя рассматривать как непосредственную цель капиталиста 7). Равным образом не получение единичной прибыли является его целью, а её неустанное движение 8). Это стремление к абсолютному обогащению, эта страстная погоня за стоимостью 9) являются общими и для капиталиста и для собирателя сокровищ, но в то время как собиратель сокровищ есть лишь помешанный капиталист, капиталист есть рациональный собиратель сокровищ. Непрестанного возрастания стоимости, которого собиратель сокровищ старается достигнуть, спасая 10) деньги от обращения, более проницательный капиталист достигает тем, что он всё снова и снова бросает их в обращение 10a).

Те самостоятельные формы — денежные формы, — которые стоимость товаров принимает в процессе простого обращения, только опосредствуют обмен товаров и исчезают в конечном результате движения. Напротив, в обращении Д — Т — Д и товар и деньги функционируют лишь как различные способы существования самой стоимости: деньги как всеобщий, товар — как особенный и, так сказать, замаскированный способ её существования 11). Стоимость постоянно переходит из одной формы в другую, никогда, однако, не утрачиваясь в этом движении, и превращается таким образом в автоматически действующий субъект. Если фиксировать отдельные формы проявления, которые возрастающая стоимость попеременно принимает в своём жизненном кругообороте, то получаются

7) «Не товар» (тут в смысле потребительной стоимости) «имеет определяющее значение для промышленного капиталиста… деньги его конечная цель» (Th. Chalmers. «On Political Economy etc.», 2nd edit. Glasgow, 1832, p. 165, 166).

8) «Купец почти ни во что не ценит уже полученную прибыль, но всегда стремится к новой» (A. Genovesi. «Lezioni di Economia Civile» (1765), издание Кустоди сочинений итальянских экономистов, Parte Moderna, t. VIII, р. 139).

9) «Неутолимая страсть к прибыли, auri sacra fames [священная жажда золота] всегда определяет деятельность капиталистов» (MacCulloch. «The Principles of Political Economy». London, 1830, p. 179). Само собой разумеется, эта точка зрения ничуть не мешает Мак-Куллоху и K° при теоретических затруднениях, например, при рассмотрении перепроизводства, превратить того же самого капиталиста в доброго бюргера, которому нужны только потребительные стоимости, которого мучит поистине волчий аппетит к сапогам, шляпам, яйцам, ситцу и другим потребительным стоимостям, имеющим весьма непосредственное отношение к семейному очагу.

10) «Σώζειν» [«спасать»] — характерное выражение греков для обозначения накопления сокровищ. Равным образом, по-английски «to save» значит и «спасать» и «сберегать».

10а) «Та бесконечность, которой вещи не достигают, двигаясь в одном направлении, достигается ими путём кругообращения» (Galiani [цит. соч., стр. 156]).

11) «Не сама по себе данная материя составляет капитал, а стоимость этой материи» (J.B. Say. «Traité d’Économie Politique», 3ème éd. Paris, 1817, t. II, р. 429).

«

»

165

такие определения: капитал есть деньги, капитал есть товар 12). Однако на самом деле стоимость становится здесь субъектом некоторого процесса, в котором она, постоянно меняя денежную форму на товарную и обратно, сама изменяет свою величину, отталкивает себя как прибавочную стоимость от себя самой как первоначальной стоимости, самовозрастает. Ибо движение, в котором она присоединяет к себе прибавочную стоимость, есть её собственное движение, следовательно её возрастание есть самовозрастание. Она получила магическую способность творить стоимость в силу того, что сама она есть стоимость. Она приносит живых детёнышей или, по крайней мере, кладёт золотые яйца.

Как активный субъект этого процесса, в котором она то принимает, то сбрасывает с себя денежную и товарную формы и в то же время неизменно сохраняется и возрастает в этих превращениях, стоимость нуждается прежде всего в самостоятельной форме, в которой было бы констатировано её тождество с нею же самой. И этой формой она обладает лишь в виде денег. Деньги образуют поэтому исходный и заключительный пункт всякого процесса возрастания стоимости. Она была равна 100 ф. ст., теперь она равна 110 ф. ст. и т. д. Но сами деньги играют здесь роль лишь одной из форм стоимости, потому что их здесь две. Не приняв товарной формы, деньги не могут стать капиталом. Таким образом, здесь деньги не выступают против товаров полемически, как при накоплении сокровищ. Капиталист знает, что всякие товары, какими бы оборвышами они ни выглядели, как бы скверно они ни пахли, суть деньги в духе и истине, евреи внутреннего обрезания, и к тому же чудотворное средство из денег делать большее количество денег.

Если в простом обращении стоимость товаров в противовес их потребительной стоимости получала в лучшем случае самостоятельную форму денег, то здесь она внезапно выступает как саморазвивающаяся, как самодвижущаяся субстанция, для которой товары и деньги суть только формы. Более того. Вместо того чтобы выражать собой отношение товаров, она теперь вступает, так сказать, в частное отношение к самой себе. Она отличает себя как первоначальную стоимость от себя самой как прибавочной стоимости, подобно тому как бог отец отличается от самого себя как бога сына, хотя оба они одного возраста и в действительности составляют лишь одно лицо. Ибо

12) «Обращающиеся деньги [currency] (!), употреблённые с производительной целью, суть капитал» (Macleod. «The Theory and Practice of Banking». London, 1855, v. I, ch. 1, P. 55). «Капитал — это товары» (James Mill. «Elements of Political Economy». London. 1821. p. 74).

«

»

166

лишь благодаря прибавочной стоимости в 10 ф. ст. авансированные 100 ф. ст. становятся капиталом, и как только они стали им, как только родился сын, а через сына и отец, тотчас снова исчезает их различие, и оба они едино суть: 110 фунтов стерлингов.

Стоимость становится, таким образом, самодвижущейся стоимостью, самодвижущимися деньгами, и как таковая она — капитал. Она выходит из сферы обращения, снова вступает в неё, сохраняет и умножает себя в ней, возвращается назад в увеличенном виде и снова и снова начинает один и тот же кругооборот 13). Д — Д’, деньги, порождающие деньги, — money which begets money, — таково описание капитала в устах его первых истолкователей, меркантилистов.

Купить, чтобы продать, или, точнее, купить, чтобы продать дороже, Д — Т — Д’, представляет на первый взгляд форму, свойственную лишь одному виду капитала — купеческому капиталу. Но и промышленный капитал есть деньги, которые превращаются в товар и потом путём продажи товара обратно превращаются в большее количество денег. Акты, которые совершаются вне сферы обращения в промежутке между куплей и продажей, нисколько не изменяют этой формы движения. Наконец, в капитале, приносящем проценты, обращение Д — Т — Д’ представлено в сокращённом виде, в своём результате без посредствующего звена, в своём, так сказать, лапидарном стиле, как Д — Д’, как деньги, которые равны большему количеству денег, как стоимость, которая больше самой себя.

Таким образом, Д — Т — Д’ есть действительно всеобщая формула капитала, как он непосредственно проявляется в сфере обращения.

2. ПРОТИВОРЕЧИЯ ВСЕОБЩЕЙ ФОРМУЛЫ

Та форма обращения, в которой денежная куколка превращается в капитал, противоречит всем развитым раньше законам относительно природы товара, стоимости, денег и самого обращения. От простого товарного обращения её отличает обратная последовательность тех же самых двух противоположных процессов, продажи и купли. Но каким чудом такое чисто формальное различие может преобразовать самое природу данного процесса?

Более того: этот обратный порядок существует лишь для одного из трёх деловых друзей, вступающих между собой

13) «Капитал… непрерывно умножающая себя стоимость» (Sismondi. «Nouveaux Principes d’Économie Politique», т. I, p. 89).

«

»

167

в сделку. Как капиталист, я покупаю товар у A и продаю его затем B; как простой товаровладелец, я продаю товар B и потом снова покупаю товар у A. Для деловых друзей A и B этого различия не существует. Они выступают лишь в качестве продавца и покупателя товаров. Я сам противостою им всякий раз как простой владелец денег или товаровладелец, как покупатель или как продавец. Как при той, так и при другой последовательности метаморфозов я противостою одному из них только как покупатель, другому — только как продавец: одному — только в качестве денег, другому — только в качестве товара, но я никому из них не противостою в качестве капитала или в качестве капиталиста, т. е. как представитель чего-то такого, что было бы больше, чем деньги, или больше, чем товар, чего-то такого, что могло бы производить какое-либо иное действие, кроме того, которое свойственно деньгам или товарам. Для меня купля у A и продажа B образуют один последовательный ряд. Но связь между этими двумя актами существует только для меня. A нет никакого дела до моей сделки с B, B — никакого дела до моей сделки с A. Если бы я захотел объяснить им ту особую мою заслугу, что я перевернул порядок следования сделок, то они доказали бы мне, что я заблуждаюсь относительно самого этого порядка следования, что сделка в целом не началась куплей и не кончилась продажей, а наоборот, началась продажей и завершилась куплей. В самом деле: мой первый акт, купля, есть продажа с точки зрения A, мой второй акт, продажа, есть купля с точки зрения B. Не удовольствовавшись этим, A и B заявят кроме того, что весь этот порядок следования есть совершенно излишний фокус-покус. A мог бы прямо продать свой товар B, B прямо купить у A. Вместе с тем вся сделка превращается в односторонний акт обычного товарного обращения — продажу с точки зрения A, куплю с точки зрения B. Таким образом, перевернув порядок следования актов, мы отнюдь не вышли из сферы простого товарного обращения: нам приходится поэтому посмотреть, допускает ли природа самой этой сферы возрастание входящих в неё стоимостей, а, следовательно, образование прибавочной стоимости.

Денежный капитал — Большая советская энциклопедия

Де́нежный капитал

Деньги, функционирующие в качестве капитала — стоимости, приносящей прибавочную стоимость и используемой в целях эксплуатации наёмного труда. В докапиталистических формациях существовал в форме капитала, приносящего проценты, — ростовщического капитала (См. Ростовщический капитал) и денежно-торгового капитала (менял).

Накопление Д. к. было необходимой предпосылкой возникновения капиталистического способа производства, одним из основных факторов так называемого первоначального накопления капитала (См. Первоначальное накопление капитала). В условиях капитализма Д. к. — необходимая форма кругооборота капитала (См. Кругооборот капитала), его исходная (купля) и заключительная (продажа) стадии. Д. к. используется для покупки на рынке рабочей силы (Р) и средств производства (Сп), необходимых для производства, и, следовательно, совершается метаморфоз: Денежный капитал Движение Д. к. происходит в сфере обращения и является необходимым условием процесса воспроизводства общественного капитала. В связи с этим процессом функции денег (см. Деньги) становятся и функциями Капитала, т.к. капиталист авансирует деньги в целях извлечения прибыли (См. Прибыль). В конце кругооборота величина Д. к. возрастает на сумму прибавочной стоимости (См. Прибавочная стоимость). Д. к. существует как непосредственно в форме денег, так и в форме фиктивного капитала (См. Фиктивный капитал) — денежных накоплений в банках и различных титулов собственности, дающих право на присвоение прибавочной стоимости в денежной форме. Накопления Д. к. и реального капитала (функционирующего в процессе производства) не совпадают, выражая противоречия между товаром и деньгами, между общественным характером производства и частнокапиталистическим характером присвоения. Взрыв этого противоречия проявляется в острой форме при периодических экономических кризисах (См. Экономические кризисы) перепроизводства товаров, когда избытку реального капитала (товарного и производительного) противостоит недостаток Д. к. в форме ссудного капитала (См. Ссудный капитал), в то время как в следующей за кризисом фазе — депрессии — при сократившемся объёме реального капитала происходит накопление больших масс Д. к., не находящего производительного применения (см. Капиталистический цикл).

Лит. см. при статьях Деньги, Капитал.

З. В. Атлас.

Источник: Большая советская энциклопедия на Gufo.me


Значения в других словарях

  1. ДЕНЕЖНЫЙ КАПИТАЛ — Капитал в денежной форме, в виде денежных средств. Образование денежного капитала (денежных инвестиций, капиталовложений) обычно предшествует созданию на его основе физического капитала, средств производства, приобретаемых за счет денежного капитала и образующих производительный, товарный капитал. Экономический словарь терминов
Денежный капитал

Личный капитал: деньги должны работать!

07.09.2013 16 148 13 Время на чтение: 5 мин. Личный капитал: деньги должны работать!Личный капитал: деньги должны работать!

Сегодня я хочу дать старт одной из важнейших рубрик сайта Финансовый гений — Инвестиции, и в первой, вводной публикации этой рубрики рассмотрю, что такое личный капитал.

Как вы уже поняли, деньги должны работать и приносить пассивный доход. Это одна из ключевых позиций управления личными финансами в целом и нашего сайта Финансовый гений в частности. И чтобы говорить о том, как и куда лучше инвестировать личный капитал, для начала следует четко определиться с самим понятием капитала, чтобы в дальнейшем не путать его, например, со сбережениями. Итак, что такое личный капитал?

Личный капитал — это часть денежных активов человека, которая используется для вложения (инвестирования) в различные проекты с целью получения дохода, преимущественно — пассивного.

Инвестирование капитала всегда связано с рисками: инвестор рискует не только не получить планируемый доход, но и потерять частично или полностью личный капитал.

Таким образом, можно выделить два основных отличия личного капитала от других денежных активов личного бюджета:

  1. Личный капитал используется не для удовлетворения жизненных потребностей человека, а для получения дохода.
  2. Вложение личного капитала всегда сопровождается рисками.

Я уже говорил, что не нужно путать личные финансы и личные деньги, теперь к этим понятиям можно добавить и личный капитал. Основные отличия между этими тремя терминами наглядно демонстрирует следующая иллюстрация.

личный капитал, личные финансы, личные деньгиличный капитал, личные финансы, личные деньги

Немного опишу ее. Как вы видите, обычный среднестатистический человек оперирует понятием «личные деньги». Основный смысл отношения такого человека к деньгам заключается в том, чтобы заработать деньги (желательно побольше) для того чтобы потратить (тоже желательно побольше), удовлетворяя свои жизненные потребности.

Финансово-грамотный человек, в отличие от обычного, оперирует понятием «личные финансы», то есть, деньги в движении. Он планирует свой бюджет, ведет учет личных финансов с целью организовать личные финансовые потоки так, чтобы это принесло ему максимальную пользу.  Финансово-грамотный человек управляет своими финансами: он стремится не только больше зарабатывать, но и разумнее тратить заработанное, оптимизировать свои расходы, создавать резервы, сбережения и капитал. Такой человек ставит себе финансовые цели и стремится к ним.

Человека, обладающего капиталом, называют инвестором. Инвестор имеет личный капитал и вкладывает его в различные проекты, чтобы он приносил ему доход. Инвестор лучше других понимает, что деньги должны работать и стремится реализовать этот принцип на практике.

Наличие личного капитала, приносящего пассивный доход — одно из ключевых отличий высшего финансового состояния человека под названием финансовая независимость или финансовая свобода.

Не имея капитала, и, соответственно, пассивного дохода, человек никогда не сможет достичь финансовой независимости, поскольку всегда будет напрямую зависеть от источников активного заработка (работодателей), сколько бы он не зарабатывал!

Надеюсь, теперь вы четко понимаете, что такое личный капитал и почему деньги должны работать. В дальнейшем я расскажу о правилах формирования личного капитала  и о различных способах инвестирования. Следите за новыми публикациями!

Богатство, деньги и капитал — Русское экономическое общество

Статья Сергея Емельянова на сайте Русская народная линия.

…Деньги как высшая ценность есть БОГ современного общества и материализованная «американская мечта». В настоящее время эта «мечта» принимает форму глобального капитала.

Резюме многочисленных  рецептов «быстрого счастья» сводятся к сакраментальному утверждению: «Существуют законы Богатства. И они не менее реальны, чем закон земного притяжения. И здесь — как на суде: незнание закона не освобождает от ответственности. Непонимание законов Богатства не является оправданием бедности. Денег в мире много. Весь  вопрос в том, как сделать, чтобы они были именно у вас».

В наиболее «продвинутых» пособиях по «философии успеха» и Богатства утверждается, что Богатство — отметина Бога и является неотъемлемой частью человека. Можно ли допустить, что Бог беден? Вероятно, нет. А все мы БОГИ по своей сути.  Вопрос только в том, что мешает нам проявить себя Богом, раскрыть свое Богатство в жизни. Надо «переписать» мысли в голове и «заставить работать Бога, который внутри нас.

Бог, согласно общепринятому определению, является персонификацией Абсолюта, наделяемой высшим разумом и сверхъестественным могуществом. Вся ветхозаветная  история предстает как суровая и жестокая война поклонников единого Бога и золотого тельца, которого люди превращают в идола, превышающего достоинство самого  Бога.

Изгоняя торгующих из  храма, Христос указывал  на  менял, которые под предлогом «нечистоты» римских монет предлагали обменять их на «священные шекели» по грабительскому курсу. Однако Христос выгонял менял из храма, но не из жизни вообще, ибо понимал необходимость товарно-денежных отношений. Нельзя только путать храм с обменным пунктом валюты.

Христианство не случайно в I веке н. э. пришло на смену идеологии атомизированного общества Древнего Рима и показало выход из искаженного состояния общественного сознания. Развращенная Римская империя нуждалась в спасении. В христианстве совмещались вера в чудо, преклонение перед власть предержащими и сочувствие маленькому человеку.

Новая интернациональная религия привлекала простотой восприятия и ритуала. Она сопровождала человека от рождения до последнего вздоха и осуждала Богатство. Требуя милосердия и любви к ближнему, христианство вселяло в души несчастных надежду на лучшую жизнь по ту сторону бытия. Преследование христиан было непродуктивным, ибо принятие страданий за Господа считалось блаженством. Мученики пользовались всеобщим почитанием и были в фаворе.

Великий объективный идеалист Г.В.Ф.Гегель полагал, что в христианстве произошло, наконец, примирение Бога и человека, религия достигла самосознания. «Конечное сознание знает Бог лишь  постольку, поскольку Бог знает в нем себя; таким образом, Бог есть дух, и именно дух своей общины, то есть тех, кто его  почитает. Это — совершенная  религия, понятие, ставшее для себя объективным. Здесь открылось, что такое Бог; он больше не является чем-то  потусторонним,  неизвестным, ибо он возвестил людям, что он есть, и не просто во внешней истории, а в  сознании. Итак, здесь мы имеем религию явления Бога, поскольку Бог знает  себя в конечном духе. Бог совершенно открыт».

Однако Бог, создавая мир, не создал денег. Деньги придумал человек.

На протяжении веков и тысячелетий денежный вопрос возбуждал «живой» интерес и острые разногласия. К сожалению, в современной популярной и «околонаучной» литературе трудно найти что-нибудь членораздельное  не только об общественном идеале, но и о денежной проблеме.

Эволюция денег синкретически связана с товарным производством и обращением. Особое место среди товарных денег занимали, прежде всего, такие «продовольственные» субстанции, как зерно и скот. В поэзии Гомера содержится упоминание о быках как мере стоимости в Древней Трое. Название «скот» достаточно долго носили деньги и в Древней Руси. Со скотом связано происхождение слова «капитал», первоначально означавшее в старогерманском языке Богатство.

В исследованиях отца философии и воспитателя Александра Македонского Аристотеля содержится анализ возникновения денег как всеобщего средства обмена. После своего рождения деньги быстро становятся самоцелью, порождая бесконечную, неудовлетворенную страсть к накоплению. Эту пагубную страсть Аристотель называет  хрематистикой (от «сhremata»- 45=L38). Новая хозяйственная форма далека от собственно «экономики» (греч. «ойкономия»- домоуправление) и нацелена на «получение прибыли». Она делает людей ненасытными.

Какова же объективная основа субъективных устремлений к бесконечному накоплению денег? Кто или что поддерживает эту страсть вопреки ее практической целесообразности? Ведь людям в конечном итоге нужны радости жизни за деньги, а не деньги сами по себе. В «Политике»  Аристотель дает следующий ответ: «В основе этого направления лежит стремление к жизни вообще, но не к благой жизни;  и так как эта жажда беспредельна, то и стремление к тем средствам, которые служат утолению этой жажды, также безгранично».

Особенно гипертрофированные формы накопление денег принимает в ростовщичестве. Величайший реформатор науки и большой взяточник — интриган Ф.Бэкон отмечал: «С одной стороны, следует подпилить зубы ростовщику, дабы ослабить его хватку; с другой — побудить денежных людей ссужать свои деньги купцам ради оживления торговли».

Ростовщичество появилось среди иудеев во время царствования Соломона — сына царя Давида. Разрастаясь, оно ослабляло государство — бедные евреи, попадая в долги, часто не могли из них выпутаться и согласно закону после неуплаты становились рабами взаимодавцев. В конечном итоге  жестокость и ростовщичество погубили иудейское государство. Евреи превратились в диаспору и побрели  по белу свету.

Какую бы форму деньги ни принимали, их присутствие в конечном итоге необходимо в любой экономической системе. Без денег не было бы всеобщего эквивалента, необходимого для сравнения относительных затрат. Куски золота и серебра, округлившись в монеты, становятся самым важным на рынке товаром, поскольку их легче всего обменять. С деньгами в культуру проникает интеллект, ибо человек научился сводить качество к количеству. Деньги воздают должное человеческому труду,  делая возможным его измерение.

Как и почти все в этом мире, деньги сами по себе не нравственны и не безнравственны. Все зависит от того, какое применение найдет им человек и какие стороны и струны души в них отразятся.

Опираясь на труды своих великих предшественников (А.Смита и Д.Рикардо), внук двух раввинов К.Маркс обобщил большой объем эмпирического материала и   показал, что  «деньги пахнут» ложью и кровью человеческой. Представляя собой всеобщий товар, деньги выдвигаются из мира «единичных» товаров  и   становится  всеобщим  эквивалентом.

Деньги — это специфический товар, в котором «снято» противоречие между обособленностью производителя и системой общественного разделения труда. Понятие «снятия» восходит к диалектической логике Гегеля. Для него «снятие» было одновременно отрицанием и удержанием положительного, сохранением в новом виде предшествующего противоречия.

Капитал (нем. «кapital», франц. «capital», первоначально — главное имущество, главная сумма, от лат. «capitalis»- главный) возникает на такой ступени развития товарного производства, когда рабочая сила пролетариата становится товаром.  Пролетариат — слово латинское; им в античном Риме называли неимущих граждан, не владеющих никакими «активами», кроме «proles» -потомства. Точный перевод с латыни — «бедные размножающиеся».

Наемные рабочие безвозвратно меняют время на деньги. Капитал как совокупная отчужденная сила устанавливает свое господство над всеми сферами общественной жизни. Капитал становится субъектом, а люди  объектом его власти. Капиталисты и Богачи прекрасно понимают источники и рычаги своего благополучия, но тщательно их скрывают, поэтому их власть —  «сила без славы». Добрая слава- сестра героизма, талантов  и  гениев.

Понятия «капитал» и «капитализм» относятся к числу явлений, динамизм и текучесть которых почти беспрецедентны. Ключевым  доказательством «кровного» родства между всеми формами капитала- торгово- ростовщической,  промышленной  и  глобальной- является частная собственность и «Я- центричное» мировоззрение. В главном труде своей жизни К.Маркс анализирует преимущественно промышленную форму данного понятия.

Каждый экземпляр рода Homo humanus становится просто товаром и счастье для него, если ему удается найти покупателя. Результат эксплуатации выступает в форме  денег. Деньги в капиталистическом обществе всегда первичны и олицетворяют любую потребность. Они включают в себя многообразие мира и легко могут трансмутировать.

Особенность современных денег как «общей шлюхи человечества» (У.Шекспир) состоит в том, что они подчиняются собственным законам и заняты в конечном итоге только сами собой. Деньги меняют свою сущность и из средства становятся конечной  целью.

Из средства обмена деньги превратились в абсолютную ценность. Все проплаченное становится разумным. Деньгами измеряется правильность идеологии, сила любви, степень успеха и важность человека как «меры всех вещей». Деньги как высшая ценность есть БОГ современного общества и материализованная «американская мечта». В настоящее время эта «мечта» принимает форму глобального капитала.

http://ruskline.ru/special_opinion/2015/12/bogatstvo_dengi_i_kapital/