Что будет с долларом в ближайшее время в казахстане – Что ждет курс тенге в ближайшее время — прогнозы экспертов — финансовые новости

Почему тенге слабеет и как долго это будет продолжаться — Forbes Kazakhstan

Фото: Depositphotos.com/watman

В конце июля 2019 стоимость доллара к тенге приблизилась к историческому максимуму. В частности, как отметил аналитический центр Ассоциации финансистов Казахстана, по итогам торгов на Казахстанской фондовой бирже 29 июля «средневзвешенный курс по паре USDKZT вырос на 18 тиынов, до 385,10 тенге за доллар США, обновив исторический рекорд». А месяцем ранее, в июне 2019, курс рубля к казахстанской валюте преодолел психологический барьер в 6 тенге за рубль и продолжил расти.

Forbes.kz поинтересовался у экспертов: почему тенге так рекордно падает?

Население ожидает ослабления

Финансист и экономист Мурат Темирханов говорит: то, что тенге к доллару продолжает слабеть, несмотря на достаточно благоприятную цену на нефть и на сильную позицию рубля к доллару, объясняется высокими девальвационными ожиданиями населения и бизнеса. Это хорошо видно по июньскому ежемесячному опросу, проводимому Национальным банком Казахстана. Так, в июне

67% населения ожидали ослабления тенге к доллару и лишь 5% ожидали укрепления. Такая ситуация оказывает рыночное давление, которое приводит к ползучей девальвации тенге.

Мурат Темирханов

Мурат Темирханов

— По торгам внутри каждого дня хорошо видно, что Нацбанк вмешивается и пытается препятствовать ослаблению тенге, но идти непрерывно против рынка довольно трудно. Чтобы не было такого рыночного давления на курс тенге, необходимо, чтобы доля ожидающих укрепления тенге примерно равнялась доле ожидающих ослабления, — полагает финнасист. — При этом важно отметить, что в очень высоких девальвационных ожиданиях виноват сам Нацбанк. Как я не раз отмечал, к недоверию к нацвалюте привела негласная политика Нацбанка по поддержанию слабого тенге по отношению к рублю. Это хорошо видно по поведению нашей валюты в 2018, когда наблюдалась четкая закономерность: как только рубль резко ослаблялся к доллару, тенге тут же следовал за ним, хотя для этого не было фундаментальных факторов.

Г-н Темирханов рассуждает: в период введения санкций против России цены на нефть были на благоприятном уровне и курс тенге к доллару не должен был сильно слабеть вслед за рублём. Зато когда цены на нефть росли и рубль к доллару укреплялся, курс тенге к доллару никак на это не реагировал и продолжал слабеть. При этом Нацбанк считал это вполне нормальным и не вмешивался. В результате у населения сложилось недоверие к тенге с ожиданием его непрерывного ослабления.

— Сейчас очень трудно сказать, как Нацбанк сможет переломить такую ситуацию с высокими девальвационными ожиданиями. Я вижу только один выход,

— говорит эксперт. — По моему мнению, Нацбанку нужно внедрять политику управляемого плавающего курса тенге, которую для экспортёров нефти предложил известный американский экономист Джеффри Франкель. Согласно такой политике, нужно привязать курс нацвалюты к корзине ключевых для Казахстана иностранных валют и добавить в неё индекс по нефти. Причём в этой корзине нефть должна играть главную роль. С одной стороны, такой подход позволит экономике автоматически стабилизироваться в случае резкого падения цен на нефть. С другой стороны, он даёт прозрачность и предсказуемость в формировании курса тенге, поскольку всем будет понятно, из-за каких факторов и каким образом он плавает.

Арман Бейсембаев

Павел Афанасьев

На «тонком» рынке

Директор аналитического центра Ассоциации финансистов Казахстана Павел Афанасьев категоричен:

— Нужно отметить, что ни о каких рекордах речи быть не может. По данным KASE, максимальная по цене биржевая сделка с долларом США была в январе 2016, когда курс сделок в течение дня поднимался до 388 тенге. Заявки были и того выше. Поэтому утверждения о «рекордных» уровнях несостоятельны и подогреваются желанием СМИ писать «громкие» заголовки. К сожалению, из-за неправильных интерпретаций создается искусственный ажиотаж, что соответствующим образом влияет на волатильность. Более того, распространение информации часто имеет фрактальный, повторяющийся характер, что особенно очевидно во время таких информационных всплесков. Волатильность, тем более в 5-10 тиынов,

нужно воспринимать абсолютно спокойно. Рынок сейчас достаточно «тонкий», соответственно, влияние отдельных участников на курс может быть повышенным.

Неоднозначная ситуация

Руководитель аналитического отдела FXPrimus Арман Бейсембаев также ответил на вопросы Forbes.kz.

F: Арман, какие вы видите причины обесценения тенге в конце июля?

На мой взгляд, существует ряд причин, которые оказывают воздействие на валютный курс – это ряд внешних и ряд внутренних факторов.

Если внешние факторы ещё можно просчитать ввиду их нахождения в ежедневной актуальной повестке, то со внутренними факторами однозначно определиться достаточно сложно, поскольку в информационном пространстве наблюдается сильный дефицит адекватных и открытых данных.

Арман Бейсембаев

Арман Бейсембаев

Если говорить о внешних факторах, то из наиболее важных можно отметить продолжающийся рост индекса доллара на международном рынке, что опосредованно давит на курс тенге, хотя в этом году появились первые признаки того, что ФРС готовится к снижению процентной ставки и уже 31 июля рынок закладывает стопроцентную вероятность, что регулятор на это пойдёт. Свой вклад в давление на курс оказывает в целом напряжённая внешнеполитическая обстановка: продолжающаяся торговая война между США и Китаем, исход которой неизвестен, брексит — выход Великобритании из ЕС, риск которого сильно вырос с момента избрания премьер-министром Бориса Джонсона, который активно выступает за это. Экономические данные развитых стран становятся всё более неоднозначными и тревожными, так как подают сигналы о приближающейся рецессии.

К тому же неоднозначной остается ситуация на рынке нефти. Уже понятно, что решения ОПЕК больше неспособны вызывать рост цен, поскольку сокращения со стороны организации приводят к тому, что США активно замещает выпадающие объёмы, а это уже риск потери рынков сбыта. Можно предположить, что в обозримой перспективе роста цен на нефть ожидать не стоит, как, впрочем, и её сильного падения.

Внутренние факторы не так очевидны и однозначны, уже хотя бы просто потому, что доподлинно неизвестна позиция Нацбанка РК относительно курсообразования, когда на словах регулятор подтверждает приверженность свободному плаванию обменного курса, а на деле мы видим асимметричную динамику в отрыве от фундаментальной составляющей, когда даже на фоне роста цен на нефть и укрепления рубля мы видим падение курса тенге, или, по меньшей мере, отсутствие реакции на позитив.

На мой взгляд, наиболее логичным объяснением подобной слабости курса являются транши из Нацфонда для покрытия дефицита бюджета, номинированные в инвалюте и попытка сэкономить средства при конвертации их в тенге.

При этом так называемые девальвационные ожидания, которые якобы давят на курс, вызывают у меня больше скепсиса, ввиду отсутствия хоть какого-то валютного рынка, имеющего обратную связь с реальной экономикой.

F: На ваш взгляд, как долго будет продолжаться ослабление тенге?

— Как минимум до конца текущего года я не вижу причин для кардинального изменения подобной парадигмы формирования курса, а значит, можно предположить, что контролируемая слабость тенге продолжится. При этом, вполне вероятно, сохранится асимметричное плавание, когда позитив почти не приводит ко сколько-нибудь существенному укреплению тенге, в то время как негатив вызывает достаточно бурную реакцию, что приводит к дальнейшему ослаблению курса.

F: Какой курс доллара реалистично увидеть к концу лета и к концу года?

— На сегодняшний день 400 тенге за доллар – это некая психологическая отметка почти для всех. Выше этого уровня многие процессы рискуют выйти из-под контроля, поэтому осмелюсь предположить, что регулятор всё же будет эту отметку защищать и не допустит падения курса тенге выше неё. Поэтому до конца лета я не ожидаю курс выше отметки 386-387.

Если внешние и внутренние факторы останутся достаточно стабильными, то и до конца года, вероятно, выше этих отметок курс не пойдёт – это нейтральный сценарий. Позитивный сценарий, вызванный снижением процентной ставки ФРС и падением доллара на международном рынке, предполагает укрепление курса в районе

360-370. В случае же шокового развития событий, вызванного кризисом на фондовых рынках мира, тенге можно ожидать в районе 411-412 – это минимальные цели.

Может ли доллар в ближайшее время вырасти до 400 тенге

Эксперт поделился мнением о причинах подорожания американской валюты и особенностях курсообразования.

Как формируется в Казахстане валютный курс, почему в последнее время столь стремительно дорожает доллар и до какого предела может дойти его стоимость в ближайшее время, в беседе с журналистом Zakon.kz рассуждает заместитель директора Центра исследований прикладной экономики, автор телеграм-канала Tengenomika Олжас Тулеуов.

По мнению спикера, наверное, нужно начать с того, что доллар в Казахстане, да и вообще в мире, начал укрепляться еще в конце прошлого года, и уже к началу этого года достиг 380-382 тенге за доллар. И получается, что текущий уровень курса в 386,9 тенге, который зафиксирован на бирже на данный момент, превышает только на 1% курс, который сформировался на начало этого года.

— Да, действительно, курс доллара и тенге сейчас находится на уровне своих максимальных пиков. Но все же это еще не максимум. Хотя в последнее время в СМИ и социальных сетях очень часто стали говорить о том, что тенге бьет антирекорд, хочу заметить, что максимальный курс был зафиксирован 21 января 2016 года, когда цены на нефть марки Brent упали до 27 долларов за баррель. На фоне этого обменный курс тенге сильно девальвировал, а точнее обесценился до 388 в течение дня, а в отдельных обменных пунктах, курс в этот день доходил до 393 тенге за доллар, а местами был зафиксирован курс в 397 тенге. Поэтому при текущем ослаблении тенге еще находится около максимальных уровней, но, тем не менее, максимальный уровень еще не преодолел, – пояснил Олжас Тулеуов.

Тем не менее, он отметил, что такая динамика курса тенге вызывает тревогу у населения и у бизнеса, и даже вызвала озабоченность у главы государства. Так, недавно на расширенном заседании правительства, Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев обратил внимание главы Национального банка на то, что необходимо до середины осени разобраться с текущим курсообразованием и привлечь для этого лучших мировых экспертов. И в целом сейчас перед Нацбанком стоит задача вернуть доверие населения на приемлемый уровень. Ведь сейчас мы наблюдаем такую картину, что любое заявление главы или топ-менеджера финрегулятора вызывает обратную реакцию у населения, и все «бегут» менять деньги в обменники. И чтобы такого не было, Президент дал конкретное поручение разобраться с этим. Поэтому следует ожидать, что ситуация все же исправится.

— Если же говорить о самом курсе доллара и тенге, то в течение прошедшего полугодия он формировался с учетом очень разносторонних факторов. В первую очередь это рост цен на нефть. Второе, более или менее благоприятные условия с точки зрения американско-российских санкций, где в этот период было определенное затишье. И третье – конечно, так называемые «торговые войны», в которых хотя и были моменты внезапного обострения, но в целом до мая торговые переговоры между Китаем и США проходили довольно неплохо. На этом фоне практически все валюты развивающихся рынков, включая бразильский реал, индийскую рупию, и даже южноафриканский рэнд укреплялись. Особенно укрепился российский рубль. В течение первого полугодия он достиг уровня полуторагодовых минимумов курса доллара к рублю. При этом тенге оставался на прежних позициях – 380-381 тенге за доллар. То есть все было хорошо, но курс доллара по отношению к тенге находился на одном уровне и даже периодически немного рос. И на фоне того, что рубль укреплялся к доллару, начал сильно расти курс рубля к тенге, достигнув в июле максимальных уровней с 1997 года – в 6,11 тенге за рубль, – отметил спикер.

Однако, по его словам, на прошлой неделе ситуация на внешних финансовых рынках, которая до этого была довольно позитивной, резко обострилась и ухудшилась. Все началось с того, что Федеральная резервная система впервые за 11 лет снизила ставку с 2,5 до 2,25 процентных пунктов. В принципе об этом снижении было заявлено еще месяцем ранее и рынки в целом встретили эту новость очень оптимистично и начали расти. Но когда ставку, в конце концов, снизили, то риторика главы ФРС Джерома Пауэлла была немного сумбурной и противоречила тому, что он сделал. Он заявил, что далее не исключено, что ставка может быть повышена, а может быть и снижена. То есть он ввел некую неопределенность, на фоне которой пошел обратный процесс, и валюты развивающихся рынков тоже начали на это негативно реагировать.

Вслед за этим президент США Дональд Трамп как будто бы назло тому, что ФРС не послушался его и не снизил ставку сильнее, ввел новые торговые пошлины против китайских товаров объемом 300 миллиардов долларов, а следом ввел новые санкции против России по так называемому «делу Скрипалей». При этом введение пошлины против китайских товаров сказалось на снижении цены нефти, которая упала ниже 60 долларов за баррель, достигнув минимальных значений в этом году. Это все всколыхнуло финансовые рынки, и в частности валютные рынки развивающихся стран.

— На этом фоне рубль обесценился к доллару сразу на два пункта – с 63 до 65,5. И при этом, конечно же, все ожидали, что тенге и дальше будет обесцениваться. Ведь он и без того потихоньку слабел на протяжении всего того периода, когда все было в принципе хорошо. Но мы видим, что тенге держится стабильно. В частности, с того момента, когда начался разворот на финансовых рынках, курс тенге к доллару составлял порядка 385-386 на бирже. Сейчас же он приблизился к отметке 387. При этом мы наблюдаем довольно сильное укрепление тенге к рублю. Если еще недавно курс тенге к рублю составлял 6,11, то сейчас он откатился до 5,92. На мой взгляд, это косвенный индикатор, указывающий на то, что Нацбанк сейчас активно вмешивается в курсообразование, как впрочем, вмешивался и раньше. До этого он не давал тенге укрепляться, как положено, теперь же не дает ему обесцениваться. То есть, сдерживая курс нацвалюты, Нацбанк как бы приводит стоимость тенге к своему равновесному уровню, который соответствовал бы всем тем негативным условиям, которые сейчас сложились на рынке, – считает экономист.

Теперь, по мнению экономиста, основной вопрос в том, что будет дальше. И, прежде всего, это зависит от того, насколько хватит запасов прочности у руководства Нацбанка. Как прочности психологической, так и финансовый (в плане резервов).

— Если ситуация на мировых финансовых рынках будет обостряться и дальше, то, конечно, Нацбанку придется потихоньку отпускать курс, чтобы экономить свои резервы. Но здесь, на мой взгляд, есть очень важный момент. Это политически-административные факторы. Как я уже говорил в начале нашего разговора, сам глава государства обратил внимание на то, чтобы Нацбанк вернул доверие у населения к тенге, и чтобы в целом курсообразование стало более понятным. Поэтому, если тенге будет и дальше обесцениваться, то скорее всего администрация Президента будет, мягко говоря, не довольна политикой Нацбанка. А руководство Нацбанка не захочет, так сказать, терять своих кресел. Поэтому с учетом всего вышесказанного, я думаю, что в случае, если дальше ситуация на мировых рынках будет ухудшаться, то к осени курс тенге к доллару будет порядка 390 тенге. Если же все нормализуется, он составит порядка 386-388 тенге за доллар. Но до 400 тенге за доллар, я думаю, в любом случае не дойдет. Ведь сама цифра 400 тенге – станет определенной психологической отметкой, преодоление которой, скорее всего, вызовет некоторое недовольство и напряжение в обществе, и можно предполагать, что в этом случае главу Нацбанка сменят. И, я думаю, сам он, как и его ближайшее окружение, постараются этого не допустить. А повышение курса доллара до 500 тенге, как нередко «прогнозируют» в соцсетях, – тем более, на мой взгляд, нереально, – резюмировал Олжас Тулеуов.

Подготовил Владимир Демидов

Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

Обзор валют: тенге оказался сильнее доллара

За неделю, с 8 по 15 января 2020 года, практически все валюты постсоветских стран пребывали в пессимизме. Нестабильность на Ближнем Востоке и неопределенность относительно будущего решения ФРС США по процентной ставке способствовали выходу валютных трейдеров из рискованных валют развивающихся стран, об этом центру деловой информации Kapital.kz сообщила заместитель директора аналитического департамента «Альпари» Наталья Мильчакова.

«Единственной валютой постсоветского пространства, которая смогла за неделю хотя бы немного вырасти по отношению к доллару, оказался казахстанский тенге (+0,23%)», — отметила эксперт.

Нейтральными на неделе, как обычно, остались туркменский и азербайджанский манаты. Почти нейтральную динамику, незначительно подешевев к доллару, показали таджикский сомони и кыргызский сом. Все остальные валюты постсоветских стран, включая российский рубль, снизились к доллару, но менее чем на процент каждая. Лидером снижения за неделю оказался узбекский сум (-0,61%).

«Казахстанский тенге за прошлую неделю вырос, на наш взгляд, благодаря состоявшемуся подписанию первой фазы торговой сделки между США и Китаем. Для Казахстана сегодня большую роль играют высокие темпы экономического роста в Китае и стабильность экономики этой страны, так как Казахстан рассчитывает на укрепление экономического сотрудничества с КНР, в том числе на китайские инвестиции в свою экономику. Дополнительную поддержку курсу тенге оказали высокие цены на нефть», — сообщила Наталья Мильчакова.

Россию, как и весь мир, 15 января сотрясли неожиданные новости о проведении в 2020 году референдума в стране по конституционной реформе, а также об отставке правительства Дмитрия Медведева. Причиной отставки правительства называлась необходимость ускорения темпов реализации национальных проектов. Вечером того же дня президент РФ Владимир Путин назвал кандидата на должность премьер-министра – руководителя Федеральной налоговой службы Михаила Мишустина. Кандидатура нового главы правительства была одобрена сегодня подавляющим большинством голосов депутатов Госдумы. Но теперь предстоит формирование нового кабинета министров, что будет связано с некоторой политической неопределённостью в стране, и это вызывает беспокойства на валютном рынке.

А вот довольно чувствительное падение на прошлой неделе узбекского сума выглядит неожиданным на фоне перехода ЦБ Узбекистана с 1 января текущего года к инфляционному таргетированию и информации о том, что инфляция потребительских цен в 2019 году замедлилась до 15%, а в текущем году ожидается на уровне не выше 13,5%. «Вероятно, валютный рынок предпочел бы дождаться статистики по инфляции за январь, а потом делать выводы», — считает эксперт.

«Мы ожидаем на следующей неделе по курсу доллара США к рублю 61-62,5 рубля за доллар, а по курсу доллара к казахстанскому тенге —376-379 тенге за доллар», — заключила Наталья Мильчакова.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.

Может ли доллар в ближайшее время вырасти до 400 тенге

Эксперт поделился мнением о причинах подорожания американской валюты и особенностях курсообразования.

По мнению спикера, наверное, нужно начать с того, что доллар в Казахстане, да и вообще в мире, начал укрепляться еще в конце прошлого года, и уже к началу этого года достиг 380-382 тенге за доллар. И получается, что текущий уровень курса в 386,9 тенге, который зафиксирован на бирже на данный момент, превышает только на 1% курс, который сформировался на начало этого года.

— Да, действительно, курс доллара и тенге сейчас находится на уровне своих максимальных пиков. Но все же это еще не максимум. Хотя в последнее время в СМИ и социальных сетях очень часто стали говорить о том, что тенге бьет антирекорд, хочу заметить, что максимальный курс был зафиксирован 21 января 2016 года, когда цены на нефть марки Brent упали до 27 долларов за баррель. На фоне этого обменный курс тенге сильно девальвировал, а точнее обесценился до 388 в течение дня, а в отдельных обменных пунктах, курс в этот день доходил до 393 тенге за доллар, а местами был зафиксирован курс в 397 тенге. Поэтому при текущем ослаблении тенге еще находится около максимальных уровней, но, тем не менее, максимальный уровень еще не преодолел, – пояснил Олжас Тулеуов.

 

Тем не менее, он отметил, что такая динамика курса тенге вызывает тревогу у населения и у бизнеса, и даже вызвала озабоченность у главы государства. Так, недавно на расширенном заседании правительства, Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев обратил внимание главы Национального банка на то, что необходимо до середины осени разобраться с текущим курсообразованием и привлечь для этого лучших мировых экспертов. И в целом сейчас перед Нацбанком стоит задача вернуть доверие населения на приемлемый уровень. Ведь сейчас мы наблюдаем такую картину, что любое заявление главы или топ-менеджера финрегулятора вызывает обратную реакцию у населения, и все «бегут» менять деньги в обменники. И чтобы такого не было, Президент дал конкретное поручение разобраться с этим. Поэтому следует ожидать, что ситуация все же исправится.

— Если же говорить о самом курсе доллара и тенге, то в течение прошедшего полугодия он формировался с учетом очень разносторонних факторов. В первую очередь это рост цен на нефть. Второе, более или менее благоприятные условия с точки зрения американско-российских санкций, где в этот период было определенное затишье. И третье – конечно, так называемые «торговые войны», в которых хотя и были моменты внезапного обострения, но в целом до мая торговые переговоры между Китаем и США проходили довольно неплохо. На этом фоне практически все валюты развивающихся рынков, включая бразильский реал, индийскую рупию, и даже южноафриканский рэнд укреплялись. Особенно укрепился российский рубль. В течение первого полугодия он достиг уровня полуторагодовых минимумов курса доллара к рублю. При этом тенге оставался на прежних позициях – 380-381 тенге за доллар. То есть все было хорошо, но курс доллара по отношению к тенге находился на одном уровне и даже периодически немного рос. И на фоне того, что рубль укреплялся к доллару, начал сильно расти курс рубля к тенге, достигнув в июле максимальных уровней с 1997 года – в 6,11 тенге за рубль, – отметил спикер.

Однако, по его словам, на прошлой неделе ситуация на внешних финансовых рынках, которая до этого была довольно позитивной, резко обострилась и ухудшилась. Все началось с того, что Федеральная резервная система впервые за 11 лет снизила ставку с 2,5 до 2,25 процентных пунктов. В принципе об этом снижении было заявлено еще месяцем ранее и рынки в целом встретили эту новость очень оптимистично и начали расти. Но когда ставку, в конце концов, снизили, то риторика главы ФРС Джерома Пауэлла была немного сумбурной и противоречила тому, что он сделал. Он заявил, что далее не исключено, что ставка может быть повышена, а может быть и снижена. То есть он ввел некую неопределенность, на фоне которой пошел обратный процесс, и валюты развивающихся рынков тоже начали на это негативно реагировать.

Вслед за этим президент США Дональд Трамп как будто бы назло тому, что ФРС не послушался его и не снизил ставку сильнее, ввел новые торговые пошлины против китайских товаров объемом 300 миллиардов долларов, а следом ввел новые санкции против России по так называемому «делу Скрипалей». При этом введение пошлины против китайских товаров сказалось на снижении цены нефти, которая упала ниже 60 долларов за баррель, достигнув минимальных значений в этом году. Это все всколыхнуло финансовые рынки, и в частности валютные рынки развивающихся стран.

— На этом фоне рубль обесценился к доллару сразу на два пункта – с 63 до 65,5. И при этом, конечно же, все ожидали, что тенге и дальше будет обесцениваться. Ведь он и без того потихоньку слабел на протяжении всего того периода, когда все было в принципе хорошо. Но мы видим, что тенге держится стабильно. В частности, с того момента, когда начался разворот на финансовых рынках, курс тенге к доллару составлял порядка 385-386 на бирже. Сейчас же он приблизился к отметке 387. При этом мы наблюдаем довольно сильное укрепление тенге к рублю. Если еще недавно курс тенге к рублю составлял 6,11, то сейчас он откатился до 5,92. На мой взгляд, это косвенный индикатор, указывающий на то, что Нацбанк сейчас активно вмешивается в курсообразование, как впрочем, вмешивался и раньше. До этого он не давал тенге укрепляться, как положено, теперь же не дает ему обесцениваться. То есть, сдерживая курс нацвалюты, Нацбанк как бы приводит стоимость тенге к своему равновесному уровню, который соответствовал бы всем тем негативным условиям, которые сейчас сложились на рынке, – считает экономист.

Теперь, по мнению экономиста, основной вопрос в том, что будет дальше. И, прежде всего, это зависит от того, насколько хватит запасов прочности у руководства Нацбанка. Как прочности психологической, так и финансовый (в плане резервов).

— Если ситуация на мировых финансовых рынках будет обостряться и дальше, то, конечно, Нацбанку придется потихоньку отпускать курс, чтобы экономить свои резервы. Но здесь, на мой взгляд, есть очень важный момент. Это политически-административные факторы. Как я уже говорил в начале нашего разговора, сам глава государства обратил внимание на то, чтобы Нацбанк вернул доверие у населения к тенге, и чтобы в целом курсообразование стало более понятным. Поэтому, если тенге будет и дальше обесцениваться, то скорее всего администрация Президента будет, мягко говоря, не довольна политикой Нацбанка. А руководство Нацбанка не захочет, так сказать, терять своих кресел. Поэтому с учетом всего вышесказанного, я думаю, что в случае, если дальше ситуация на мировых рынках будет ухудшаться, то к осени курс тенге к доллару будет порядка 390 тенге. Если же все нормализуется, он составит порядка 386-388 тенге за доллар. Но до 400 тенге за доллар, я думаю, в любом случае не дойдет. Ведь сама цифра 400 тенге – станет определенной психологической отметкой, преодоление которой, скорее всего, вызовет некоторое недовольство и напряжение в обществе, и можно предполагать, что в этом случае главу Нацбанка сменят. И, я думаю, сам он, как и его ближайшее окружение, постараются этого не допустить. А повышение курса доллара до 500 тенге, как нередко «прогнозируют» в соцсетях, – тем более, на мой взгляд, нереально, – резюмировал Олжас Тулеуов.

как может сказаться на экономике Казахстана конфликт на Ближнем востоке

По мнению эксперта, именно столько может стоить американская валюта, если из-за военных действий цена на нефть дойдет до 100-120 долларов за баррель.

Как эскалация конфликта на Ближнем востоке может отразиться на мировой экономике? Как могут измениться цены на нефть? Что будет с долларом США, и какие последствия все это может иметь для Казахстана? Своим мнением по этим вопросам с журналистом zakon.kz поделился экономический обозреватель Денис Кривошеев.

Как отметил эксперт, пока точно ответить на эти вопросы достаточно сложно потому, что мы видим сейчас только, как конфликт разгорается. Но в какую сторону будет он развиваться, и к чему приведет его эскалация, пока не знает никто. При этом большинство мировых экспертов ожидают, что так как это район нефтеносный и связан с большим количеством экспорта, в конфликте будут «завязаны» разные страны. И даже сейчас идет противостояние не только между Ираном и США, но другими странами, поддерживающими Штаты, том числе ОАЭ.

— Возможно, дальнейшая эскалация конфликта приведет к крупномасштабным столкновениям, и тогда цены на нефть резко начнут расти. И для экономики Казахстана это будет сродни поговорке: «кому война, а кому мать родна». То есть изменение ситуации на Ближнем востоке может привести к тому, что экономика Казахстана может получить дополнительную подпитку в виде совершенно неожиданного и неожидаемого роста цен на «черное золото». В принципе, как и Россия. Это конечно приведет к увеличению поступлений в бюджет, и если мы дойдем, например, до 130 долларов за баррель, то вернемся к ситуации 2006-2007 годов, когда у нас были просто огромные излишки, которые можно будет тратить на развитие страны. Но с другой стороны, за любой глобальной войной, особенно которая будет сводиться к религиозным отношениям, можно ожидать рецессию в мировой экономике. Это падения спроса на какие-то базовые вещи. Падение интереса к ценным бумагам, падение интереса к ресурсам. И соответственно мы можем увидеть серьезный экономический провал в мировой экономике в принципе. И тогда вопрос будет только один – удержимся мы или нет, – считает Денис Кривошеев.

Он отметил, что любой крупный военных конфликт всегда имеет два продолжения – есть мгновенная реакция и есть отложенная. Но изначально любой военный конфликт – всегда приводит к рецессии. Это рост одних секторов экономики, и упадок других. Это исчезновение цивилизованного направления науки и вообще мирного развития.

— То есть ресурсы, которые должны были быть направлены на цивилизационные факторы, например, на научные изыскания, связанные со здоровьем и общим улучшением качества жизни, будут перенаправлены на то, чтобы поддерживать боеготовность. Но с другой стороны инвестиции в военную отрасль через более длительный промежуток времени приводят к резкому скачку инженерной мысли, развитию медицины и прочему. Что мы видели на примере Второй мировой войны, которая превратила в руины практически всю Европу, но в конечном итоге привела к качественному скачку через 20 лет, – пояснил эксперт.

Что касается положения американской валюты в мировой экономике, а, в частности, возможного курса доллара и тенге, то, по словам Дениса Кривошеева, он согласен со многими мировыми экспертами, которые очень правильно замечают, что если эскалация конфликта на Ближнем востоке продолжится, то в конечном итоге поддержку получат валюты нефтедобывающих стран, стоящих в стороне. Таких как Россия, Казахстан, Азербайджан и т.д. Их валюты получат дополнительную поддержку, и соответственно дефицит доллара будет постепенно исчезать на их территориях. То есть мы можем стать свидетелями совершенно неожиданного укрепления национальных валют. В том числе и тенге.

— Если эскалация конфликта будет нарастать и цена на нефть дойдет до уровня 100-120 долларов за баррель, то мы можем смело ожидать курс доллара в 250-270 тенге. Но ничего хорошего нам это не сулит. То есть укрепление тенге в нашей нынешней экономической ситуации не приведет к желаемому результату, к улучшению экономики в принципе. Потому что в этом случае мы снова получаем большое количество долларов, и государство опять просто перестанет создавать условия для развития предпринимательства. И мы снова вернемся к кейнсианству, то есть к госэкономике, когда государство является единственным главным управленцем и работодателем. А развитие частного капитала прекратится, – сказал Денис Кривошеев.

Вместе с тем он отметил, что для тех, кто внимательно следит за развитием событий, сейчас очень неплохое время для заработка. То есть для правильных инвестиций. И если их правильно распределить сейчас, то можно очень хорошо заработать.

Подготовил Владимир Демидов

Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

Что будет с курсом тенге в ближайшее время?

Дал несколько интервью по курсу тенге и обнаружил, что точка зрения передаётся в СМИ однобоко и не совсем корректно. Акцентируется внимание на том, что с макроэкономической точки зрения с курсом проблем нет, и ретушируется тезис о том, что существенные проблемы есть, просто они не в макроэкономике. Вместе с тем в СМИ увидел комментарии нескольких «экспертов на все темы», объясняющих напряжение на рынке политикой свободного плавания тенге или ошибками предыдущего руководства. Считаю такие объяснения неправильными, поэтому решил высказаться прямее по проблемам курса.

Нацбанк в последние полгода утверждал, что продолжает политику свободного плавания тенге, фактически зажав курс в коридоре 380 плюс-минус 4 тенге. Расхождение между словами и фактом привели к потере доверия к тенге, что проявилось в массовом развороте в доллары. О том, почему фиксированный курс рождает недоверие, я писал в предыдущей колонке. Когда страна разворачивается в доллары – это огромные деньги. Бегство вкладчиков рушит любой, даже самый сильный банк, здесь мы видим бегство из тенге.

В этой ситуации Нацбанк начал тушить пожар керосином. Новые правила регулирования обменников, ужесточение процесса покупки валюты, регламента валютных торгов на бирже, продажа золота в Нацфонд усиливают недоверие. Возможно, эти события случайно совпали по времени, в таком случае они крайне несвоевременны.

Выдвигая инициативы, особенно в вопросах денег, необходимо понимать реакцию общества – деньгами население голосует быстрее и эффективнее, чем митингами.

Ужесточение по валютным операциям возможно только на какой-то момент и немного снизит текущий спрос, но однозначно и сильно усугубит недоверие. Спрос все равно будет расти через другие каналы, более сложными схемами, в других форматах.

С другой стороны, Нацбанк формирует рынок: его решения влияют не только на спрос, но и на предложение. Затрудняя доступ к валюте, чтобы сбить спрос, регулятор автоматически сокращает её предложение. Экспортёры или получатели валюты продают её осторожно, ведь купить обратно становится проблемой. Стоит сто раз подумать перед продажей валюты, лучше даже не продавать, а при крайней необходимости занять тенге и вернуть их позднее из тенгового потока.

Почему так случилось? Источником ситуации стала политика стабильного тенге, которая запустила сценарий «Стабильный курс – недоверие – рост спроса, снижение предложения – дисбаланс рынка», сделав последующие события и ситуацию неотвратимыми. Решением может быть отказ от стабильности с неизбежным балансирующим скачком курса, либо ужесточение регулирования. Выбрали стабильность, то есть ужесточение регламента торгов на бирже – новый виток недоверия – рост дисбаланса. Теперь отказ от стабильности чреват более значительным скачком курса, а значит, снова ужесточение – обменники, ограничения на покупку валюты. В ответ – новый виток недоверия и дисбаланса и снова выбор: отпустить курс или ужесточить регулирование.

Что впереди? Настоящий ажиотаж и настоящее давление впереди. Бизнес и население массово закупает валюту только в августе-сентябре-октябре. Несколько задержек по конвертациям – и начнётся массовая закупка валюты впрок, разворот в депозитах юрлиц. Держатели валюты её продавать не будут, то есть Нацбанк останется один против спроса, значительно превышающего нормальный рыночный. Следующим ужесточением должно быть требование об обязательной продаже части валютной выручки, что создаст новый виток недоверия.

С точки зрения текущих макропоказателей, экономических соотношений и величин, курс тенге не может превысить 400 и вроде нет повода для ажиотажа и девальвационных ожиданий. Однако своей политикой и мерами Нацбанк создал ситуацию, когда влияние макропараметров стало уступать влиянию психологических факторов.

Ситуация напоминает бутылку шампанского, где пробка играет роль курса. Оттого, что Нацбанк запечатал наглухо бутылку, внешние факторы и настроения обществе никуда не исчезли, а неподвижность пробки провоцирует давление. Если сейчас пробку отпустить, то она улетит с шумом и далеко, однако через некоторое время её можно поставить на место без усилий – избыточный газ выйдет, а объём шампанского даже не изменится.

Макроэкономически курс равновесен, но в обществе сформировалось огромное давление недоверия. Если сейчас Нацбанк отпустит курс на свободу, то мы увидим очередную чувствительную «корректировку» на психологических факторах, так называемый овершут. Если дальше курс не регулировать, то через какое-то время он вернётся к фундаментальным, то есть текущим уровням. Я не знаю сколько времени это займёт, но по опыту предыдущих переходов к свободному плаванию, разочарованию и обнулению доверия к тенге, это займёт от полугода до полутора лет.

Если Нацбанк удержит курс этой осенью, то политика стабильного курса станет уже совсем очевидной. Внешняя волатильность не прибавит доверия к стабильному тенге, а регулирование уже сейчас стимулирует движение из тенге в доллары – продать валюту легко, а купить трудно. Играть в угадайку «удержит – не удержит» и «каким будет курс, если не удержит» комфортнее, когда на счетах и в карманах доллары. Исторический опыт страны таков, что стабильный курс – это всегда долларизация и давление. Долларизация будет замедлять экономический рост, потому что экономика развивается в тенге, все хотят кредиты в тенге, но деньги хранят в валюте. Единственным выходом из ситуации является возврат к свободному плаванию, вопрос только в том, когда это произойдёт и во сколько обойдётся экономике.

Эта ситуация является искусственной, её можно было избежать, просто продолжая свободное плавание тенге. Накопленное напряжение не имеет ничего общего с реальной экономикой – это чистая психология, которая, тем не менее, имеет реальные экономические последствия. В 2014-2015 году рынок недвижимости встал, и экономика понесла реальные убытки, только потому что население решило, что казахстанская недвижимость оценивается в долларах США. Никакой экономики – чистая психология, с реальными экономическими последствиями от года до полутора лет. В 2014-2015 годах Нацбанк удерживал курс тенге и в последние полгода снова вернулся в этот режим, и население отреагировало вполне предсказуемо.


Читайте также:


Итак, какого курса тенге следует ожидать в ближайшее время?

С точки зрения теоретической макроэкономики («фундаментально») курс тенге вполне равновесен и даже слабоват – мог бы быть и ниже 380. Даже с учётом сезонности, он не должен выйти из 400.

С точки зрения реальности, ожидания и доверие населения также являются значимым экономическим фактором. Этот фактор сегодня создаёт значительный избыточный спрос на валюту, одновременно сокращая её предложение. Сохранение статус-кво требует расхода золотовалютных резервов и усиливает влияние недоверия. Выход из ситуации возможен только через отказ от регулирования и представление возможности рынку ребалансироваться. В таком случае момент и пиковое значение курса становятся непредсказуемыми и выше 400.

Возможно, в осенний пик потрясений не будет, однако это будет означать только заметание ситуации до следующего обострения и отложенный негативный эффект. Независимо от разрешения ситуации мы увидим ускорение инфляции, но это требует отдельного рассмотрения. Здесь отмечу, что «курсовая» инфляция ускорится в любом случае: при удержании она будет фоново растянутой, при переходе к свободному плаванию – резкой.

Так что прогноз по курсу очень прост. Либо Нацбанк сможет удержать его ниже 400, но коридор непредсказуем, потому что это решение самого регулятора. Либо отпустит, и тогда он будет выше 400, но как долго и насколько выше, тоже неизвестно, потому что это определяется не экономическим, а коллективным эмоциональным фактором. По моему мнению, это единственно возможный и исключительно аналитический прогноз.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Рубль уже стоит больше 6 тенге. Почему? — Forbes Kazakhstan

Фото: pixabay.com

Курс рубля на KASE на 1 июля 2018 – 5,44 тенге, а на 1 июля 2019 – 6,05. Разница 61 тиын. Причём ровно столько же, 5,44 тенге, рубль стоил и 1 июля 2017-го. А годом ранее, 1 июля 2016, – и вовсе 5,28 тенге. Ощутимо дорожать рубль стал в последние месяцы: если считать с 1 января 2019, то валюта соседней страны «набрала» 53 тиына (с 5,52 тенге).

При этом, как говорил экономист Мурат Темирханов в интервью Forbes.kz, наиболее соответствующий фундаментальным факторам (прежде всего цене на нефть) курс был в феврале – марте 2018 года — 5,6–5,7 тенге за рубль. А апрельское 2018 года укрепление тенге до 5,2-5,3 было обусловлено санкциями против России со стороны Запада. Таким образом, делал вывод экономист, при цене на нефть $65-$70 за баррель курс тенге к рублю должен быть 5,2-5,3. Однако стоимость марки Brent на 1 июля находится на уровне $64,91, но тенге при этом всё больше пасует перед рублём.

Фото: nationalbank.kz

По мнению Темирханова, Нацбанк намеренно проводит политику слабого тенге, поддерживая сырьевой экспорт и конкурентоспособность казахстанских производителей. Но у его коллег другое мнение.

Отвечая на вопрос, в чём причина роста рубля, эксперт аналитического центра Ассоциации финансистов Казахстана Рамазан Досов назвал следующие факторы.

Рамазан Досов

Фото: Из архива пресс-службы

Рамазан Досов

— Фундаментальную поддержку российскому рублю оказывают относительно сильные макроэкономические показатели РФ – растущий профицит счёта текущих операций (несколько лет подряд), невысокая инфляция, существенные золотовалютные резервы и пр. При этом в последние месяцы на стороне рубля в том числе выступает значительный приток спекулятивного капитала на российский фондовый и долговой рынки, происходящий на фоне снижения санкционных рисков, наличия положительных реальных ставок по рублёвым инструментам, а также смягчения риторики Федрезервом, — считает он. — На этом фоне пара USDRUB с начала года укрепилась почти на 10,0%. В то же время в Казахстане счёт текущих операций складывается с незначительным профицитом только второй квартал подряд, инфляция находится немного выше, а баланс во взаимной торговле складывается в пользу РФ со значительным преимуществом, что и создаёт давление на валютную пару USDKZT. Отметим также, что иностранный спрос на тенговые активы не столь существенен, Минфин РК проводит размещения ГЦБ реже.

Более конкретно высказался директор департамента аналитики Freedom Finance Ерлан Абдикаримов.

— На мой взгляд, укрепление рубля к тенге связано с текущим ралли ОФЗ в России. Возросла привлекательность рубля для иностранных инвесторов. Как следствие, рубль укреплялся против доллара намного быстрее, чем тенге, что в конечном итоге привело к тому, что рубль пересёк отметку 6 тенге, — сказал он.

Понятие «справедливый курс» слишком расплывчато, считает экономист, доцент AlmaU Ерлан Ибрагим.

Ерлан Ибрагим. Фото: facebook.com/walker.yer

Ерлан Ибрагим. Фото: facebook.com/walker.yer

— Если посмотреть за весь период, когда существует тенге как национальная валюта, то в среднем курс будет около 5 тенге за рубль. Были периоды, когда тенге укреплялся до 3, но тогда были не совсем рыночные условия — Нацбанк манипулировал курсом валюты к доллару и, соответственно, курс тенге к рублю вышел к такой конъюнктуре, — напомнил он. — Теперь же было интересно наблюдать, как Нацбанк несколько дней пытался удержать рубль ниже психологической отметки 6 тенге: там было 5,95, 5,97, 5,98. Но не удержали.

Одна из причин — устойчивое укрепление рубля к доллару в последние полгода примерно с 65 до 62,8-63.

— Этому способствовала политика США — попытка добиться ослабления доллара к мировым валютам. Кроме того, был период, когда Brent дешевел и опустился с $65 до $60 за баррель. Второе — имеет значение рост цен на золото. РФ последнее время интенсивно наращивает свой золотой запас, а в рамках Базеля-3 сейчас переоцениваются золотовалютные резервы, и это способствует укреплению рубля, — отметил наш собеседник.

Что касается тенге, то здесь основной фактор — это слабое состояние казахстанской экономики.

— У нас отрицательный торговый баланс с Россией, то есть мы у России больше покупаем, чем ей продаём, это ключевой фактор, из-за которого наша валюта будет ослабевать. Второй фактор — это то, что рубль сам по себе укреплялся к доллару. И третий фактор — что имеются экономические предпосылки для ослабления тенге к доллару. Но какого-то отдельного события, которое бы так негативно повлияло на курс тенге к рублю, я не могу назвать, — подытожил Ерлан Ибрагим.

Однако в ближайшее время ситуация может измениться. Как отметил руководитель группы аналитиков российского Центра аналитики и финансовых технологий Марк Гойхман, именно начавшаяся неделя «станет судьбоносной для курса рубля». Он имел в виду заседание стран — экспортеров нефти ОПЕК+ 1-2 июля, от чего зависела цена на нефть, а также отчёт о рынке труда в США, который выйдет 5 июля. Кроме того, ФРС США «пригрозила» в июле снизить процентную ставку, что уже привело к уменьшению курса доллара и соответствующему росту рубля.

Таким образом, пока данных в пользу падения российской валюты не особо заметно.